«Месть»

Никто так письма писать не умеет, как зек-долгосрочник. Ну, так это и понятно. Начитается бродяга книжек, изведется тоской по женщинам и давай долгими, скучными вечерами душу кому-то на бумаге изливать – надеждами делиться. Каждый по жизни психолог, умеет слова нужные подобрать, чувствами подыграть, сердце женское разжалобить. В разных зонах разные порядки. Из одной письма шлют, но ответ часто не доходит – цензура лагерная не пропускает, ведь, по режиму-то, больше трех писем в месяц не положенно. А есть такие лагеря, что можно «заочницу» и на «свиданку» двухсуточную затащить, ментам на «лапу» подкинув, главное, чтобы та согласилась.
«Липкий» и кликуху-то такую имел, что лип ко всем. Ушлый, наглый, холеный, и не скажешь, что десятку «добивает». Да и зона та была в достатке. Заморочил девятнадцатилетней девчонке голову письмами. Мол, люблю, подожди пять лет, выйду, женюсь, семья…И так он описал ей жизнь их совместную, что невозможно было от счастья такого отказаться, не поверить. Девчонка и знать не знала, с кем дело имеет. А «Липкий» отсидит на «киче» в очередной раз, выйдет, прилипнет к «вольняшке», выпросит или поменяет на ножик выкидной таблетки, обожрется «психостимуляторов», наделает пакостей и опять в штрафной изолятор. Наркоша! А тут такая удача. Не только сама пришла, но и, как он просил, «обезболивающее» принесла – ампулы у родителей стащила. После двух суток свидания вышел «Липкий» в зону довольный, теперь хоть кто-то у него на свободе есть, сможет, если научить что да как, «отравой» его «подогревать».А девушка, видать, растрогалась, поверила, зачастила. После каждой месячной зарплаты – на свидание к «Липкому» бежит. Видели мы ее – симпатяга! Жалко ее, а сказать, открыть глаза, с кем она в любовь играет, нельзя – по «понятиям» не «канает». Да и «Липкий» всем стал говорить, что намерения у него серьезные, и что он в «натуре» расписаться с ней собирается.
Но вот на одном из свиданий, она сообщила ему, что ждет ребенка. Его чуть удар не хватил. Ведь свидания запрещены, связи быть не может. Запросто «погорели» бы большие зоновские начальники. Ну «Липкий», как и любая мразь, не нашел лучшей защиты, чем нападение:
— «Ах ты тварь! Иди знай, с кем ты там на свободе спишь. А я папа?! Да!?» Слышали в соседних комнатах бывшие на свидании с родственниками зеки и звук подщечины. Накричал и прогнал, пригрозив что бы никому ни – ни! А она, глупая, не отстает – и деньги ментам, и к забору в надежде – просит солдат, что бы позвали любимого. «Липкий» ни в какую. Мы ее с крыши цеха видели. С животом на жаре стояла и плакала. Потом пропала.
Прошел почти год. Как-то подошел к «Липкому» прапоршик Айдын и давай рассказывать, что встретил в городе девчонку, которая от этого самого «Липкого» аборт сделала. Мол, она простила и любит по-прежнему. Ну, ребенка нет, и проблемы нет. Пишет «Липкий» письмо: — «Прости, глупый был, тебя пожалел…». Она тут как тут. На свидание не пришла, зато через солдата на вышке ампулы передала с письмом:»Я тебя все равно люблю и все простила. На свидание прийти не могу, денег нет, но скоро увидимся. Прими пока вот подарок, не обессудь, что мало. Это новые ампулы, современные, вместо морфина.» А ему больше ничего и не надо. Быстренько выбрал из ампулы прозрачный раствор и вогнал с «ветерком» себе в вену.
— Ну? Как приход? – все ждали, глядя на «Липкого».
Тот покраснел – ух! – потом глаза его округлились, он схватился за зад свой двумя руками, потом стал выть, орать, визжать. Соскочил со стула, как-то странно раскоряча ноги подошел к углу комнаты и стал пятиться вовнутрь. И кричал, кричал надрываясь.
Схватив ампулу, я бросился вон. Был у меня один зек знакомый, врач в прошлом.
— Да вы что, шпана, с ума посходили? Ну и что, что морфин написано. Это ведь какой его тут процент мизерный. Да это же тазорасширяющее. Его женщинам совсем каплю добавляют при родах тяжелых, для расширения тазобедренного сустава. А он – всю ампулу. Точно жопа в разнос пошла. Кто это? «Липкий»? Так ему и надо! – бывший доктор сменил удивление на улыбку. – Это кто же ему такое «всуропил»? А? Девчонка! Ну и молодец!
«Липкий» отошел в санчасти, выжил, но зона смеялась долго.

Leave a Reply