“Куркуль”

В наших, сохранившихся с гражданской войны бараках, все уважали бабу Таню — матушку моего приятеля Витьки “Куркуля”. Почитали память об отце её, расстрелянном чекистами при высылке с Дона. Почитали память о муже её, сгинувшем в таежных болотах. О сыне её старшем “Чиче”, что сидит где-то на “крытой” и вроде как  «объявлен»  Вором.
Это было моё самое раннее детство, и мне было завидно, и всем хотелось иметь такого Брата.
Ворами мы не стали, но встретились с Витькой в далеком северном краю у “хозяина”. Горя хапнули вместе не мало. Потом расстались. И вот через несколько лет наши тропинки снова  сошлись. Уже в другой зоне — на юге.
Как-то раз сидим мы  в “трюме”, не помню сейчас, за “хипиш” какой-то. Уже взрослые, “матерые”. И вдруг весть! Мент “коридорный” в “кормушку” шепчет:
– Жид.   Там “Куркуля” (кликуха такая у Витьки так с детства и осталась) брат приехал. Говорят, с крытой недавно откинулся. Короче, ты ему скажи, вы тут «стольник» организовывайте,  а я подведу его к “решке”. Поговорить сможете.
– Веди быстрее! – обрадовался я и посмотрел на «Куркуля».
Он молча и серьезно смотрел в пол… Потом сказал:
– А как он вышел? Он же Вор!?
И вдруг слышим, в метре от окошка камерного – “решки” проклятой, старческий, кашляющий сухо голос:
– Отрекся я от беды этой, братишка. Жить дюже мало осталось – месяцы. Решил мать повидать, да тебя. Тебя вот не довелось. Ну ладно, бывай. Хоть не “крутанись”,  мать ждет. – И кашель стал удаляться.
«Куркуль» стоял весь белый с полными глазами слёз. А я вспомнил детство, бараки наши,  мой  среди них  двухэтажный дом  и  бабу Таню. И нашу мечту.

Leave a Reply