«Лучший праздник»

Спросили меня как-то: “Какой праздник ты больше всех любишь? Новый год, день рождения или какой ещё?”
Ответил, не долго думая:  “Освобождаться”.
Уверен, меня поймут. Волнение,  радость,  надежда. Счастье! Но всему этому сопутствуют некоторые неудобства. В очереди за хлебом стоишь, как на иголках.  Не привык. Дорогу по полчаса переходишь, все ждёшь, пока машина проедет – страшно. С людьми первое время заговорить стесняешься. Как-то в один из первых дней шёл по парку им. Дзержинского, а там из министерства внутреннего менты покурить вышли. Погоны с чином, ниже майора не видать. Так я, весь парк обошёл. Или к знакомому в лабораторию, на военую кафедру мединститута зашел. Там вообще одни полковники. Долго задерживаться не хотел, так приятель всучил  офицерам-медикам пол-литра спирта и выгнал.
Но привык, обтесался постепенно. Жизнь разочаровывала будничной ложью. Ждал от свободы, конечно, другого.
Пролетело время, приблизился день освобождения кента моего, “семейника” Витьки. Обнялись, поцеловались.
– Ну, как ты тут, братан? – спрашивает.
– Да так себе, потихоньку, – отвечаю. – О делах потом, поехали гулять!
И началось.
–  Такси! – зову я.
– Ты чё орёшь! В натуре! Люди смотрят! – боязливо озираясь, шипит Витёк.
– Тьфу ты! Такси уплыло, бежим на автобус, –  зову я.
Возле самых дверей автобуса он останавливается, как вкопанный.
– Не! Не подойду. Там бабы полуголые.
Ну что ты с ним делать будешь? Десять лет – срок немалый. Стёрло время в памяти следы вольного, свободного этикета. А лагерный тут не годится.
– Скажи, братан, – начинаю злиться, – а если я вот сейчас исчезну, и ты останешься один, что будешь делать?
Витёк задумался, посмотрел на снующую толпу и сказал:
– Сяду вот тут, посреди тротуара, буду ментов ждать. А с теми я знаю, как калякать.
Вот так.  Праздник праздником, а не легко в жизнь входить.

Leave a Reply